Форма входа





Добро пожаловать!
Почтовый адрес: taky08@rambler.ru
 
Айшаев О.О.
Главная | Регистрация | Вход
Воины-балкарцы в рядах 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии


     Осенью 1941 г. страна находилась в смертельной опасности. Силь­ный и коварный враг с до зубов вооруженной армией дошел до подступов к  Москве, столицы нашей Родины, на Северном Кавказе он находился под городом Ростовом-на-Дону. Трудящиеся Кабардино-Балкарии делали все от них зависящее для победы над немецко-фашистскими захватчиками. Казалось бы все силы и средства были мобилизованы на нужды фронта: тысячи и тысячи отважных сынов и дочерей отправлены на войну, оставшиеся работа­ли и днем, и ночью, не покладая рук, на сельскохозяйственном производстве и на промышленных предприятиях, отправляли на фронт теплые вещи, вно­сили свои скромные сбережения на строительство танков, самолетов, другой военной техники, строили оборонительные сооружения на предполагаемых участках наступления врага.

   В этих крайне тяжелых условиях в республике возникла идея создания кавалерийской дивизии, как бывало в прежних войнах России, такие нацио­нальные дивизии не раз спасали судьбу страны в самые опасные для нее дни. Инициатива была изучена, с учетом имевшихся возможностей и мнения ши­рокой общественности. Глубокий анализ показал возможность ее реализации. Тогда руководство республики обратилось с предложением в Государственный Комитет Обороны СССР и нашло поддержку. 13 ноября 1941 г. было принято решение ГКО СССР о формировании 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии. Вся ответственность возлагалась на областной коми­тет партии и правительство республики. Они осуществляли организационно-политическое руководство.

   Все расходы, связанные с созданием дивизии, легли на плечи трудя­щихся республики.  Ценой колоссального самоограничения в кратчайшие сроки из собственных ресурсов они мобилизовали в ее ряды 5550 своих луч­ших сыновей, снарядили для них необходимое количество боевых скакунов, собрали 62750 различных предметов снаряжения и обмундирования. Так что дивизия была полностью экипирована. Помимо установленной формы, каждый воин дивизии имел хорошего качества черкеску с кафтаном, бурку, баш­лык, кавказскую шапку, кинжал с кавказским поясным ремнем, все необхо­димые конные принадлежности. К сожалению, все вещи, которые входили в комплект парадной формы всадников, впоследствии окажутся излишними и ненужными, перед началом боевых действий будут преданы огню. Таким образом, огромный труд тысяч горянок, их бессонные ночи окажутся напрасными. Не будет преувеличением, если скажем, что трудящиеся республики проявили полную отцовскую заботу о дивизии и материнскую к ней любовь. На весь период формирования (ноябрь 1941 г. - май 1942 г.) обеспечивали ее продовольствием и фуражным содержанием.

   Дивизия состояла из 5550 кавалеристов, трех кавалерийских полков (278, 297, 316), одного конноартиллерийского дивизиона (104), отдельного химэскадрона, полуэскадрона связи и комендантского взвода. Она была интернациональной и многонациональной. Около 90 процентов бойцов и ко­мандиров являлись представителями коренных народов Кабардино-Балкарии. Возраст командиров и политработников дивизии не превышал 30-35 лет. В командный состав дивизии входили: командир дивизии участник Первой мировой и Гражданской войны полковник А.Ф.Скороход, комиссар дивизии старший батальонный комиссар Ф.С.Иголкин, начальник политотдела батальонный комиссар М.Т.Селяев, командир 316-го полка И.В.Захаров, комиссар К.Б.Галачиев, командир 297-го полка И.Севастьянов, комиссар Х.Х.Ширитов, командир 278-го полка майор Абадиев, командир 104-го конноартдивизиона Шанаев, командир отдельного эскадрона химической защи­ты старший лейтенант Тхамоков, командир комендантского взвода лейтенант Х.Х.Кумехов. Не станем акцентировать внимание на том, что в то время, как около 90 процентов всего командного и рядового состава дивизии являлись представителями коренных народов республики, они не были представлены среди командиров и командования дивизии, за исключением начальника по­литотдела дивизии балкарца М.Селяева и капитана кабардинца А.Хатукаева, который в одно время исполнял обязанности командира 297-го кавполка. Это можно толковать как недоверие к нацменам, воевать, проливать свою кровь и гибнуть на полях сражений им полагалось, а командовать запрещалось.

   Личным составом, хотя и неукоснительно соблюдалась строгая воинская дисциплина, в соответствии с уставом велась боевая подготовка, кавале­ристы оказались слабо подготовленными к условиям войны. У них не хвати­ло времени даже освоить боевое вооружение, потому что они его получили лишь накануне вступления в бой под г. Ростовом-на-Дону. А некоторые под­разделения дивизии и к этому времени не имели полного вооружения.

   При самых неблагоприятных условиях, когда противник превосходил на Южном фронте войска Красной Армии по пехоте в 1,4 раза, по артиллерии и минометам почти в 2 раза, по танкам в 9,3 раза, по авиации в 8 раз, вражеская группировка в составе 6-й полевой немецкой, 8-й итальянской и 3-й румынской армии вышла в большую излучину Дона, пришлось Кабардино-Балкарской национальной дивизии вступить в бой на равнинах Придонья, сражаться за кварталы, дома и улицы Несмеяновки, Крепянки, Большой и Малой Мартыновки, Пробуждения, Андреевской, Глубокой, Ремонтной, Ново-Сальской и других станиц, которые переходили из рук в руки. Здесь, в Сальских степях Ростовской области и в степях Калмыкии летом 1942 г. решалась судьба войны и всей страны. После Харьковской операции в этих местах проходили грандиозные сражения. Пользуясь своим значительным превосходством и стратегической инициативой после трудных побед, враг неумолимо и безостановочно подступал к источникам кавказской нефти, имевшей большое стратегическое значение, подтягивал танки в сторону Сталинграда, вводил в бой авиацию и другие резервы, переходил в стремитель­ное наступление.

   Оказавшись на полосе главного и неожиданного удара врага и на самом опасном и решающем участке на всем советско-немецком фронте и воюя в жесточайших условиях, воины, подразделения, части, в целом 115-я кавале­рийская дивизия показывали беспредельную верность воинскому долгу, об­разцы мужества, героизма и стойкости. Только за первые недели боев они уничтожили три полка пехоты, 64 танка, 37 автомашин и 15 минометов врага, что превышало весь личный состав самой дивизии. Несмотря на это, малообученное войсковое соединение - кавалерийская дивизия, вооруженная лишь винтовками, гранатами и небольшим количеством легких пулеметов и артил­лерийских стволов, сходу брошенная в бой на ровной как стол равнине, ока­залась не в состоянии противостоять и остановить численно превосходив­шую ее в десятки раз бронированную фашистскую армаду, поддерживаемую целой воздушной армией. Кавалеристы Кабардино-Балкарии были «перемолоты» крупными силами немецких танков, мотопехоты и авиации.

   Из 5550 бойцов и командиров 115-й  кавдивизии в летних боях 1942 г. в Сальских степях буквально за несколько недель погибли около 4000 человек, то есть 72 процента, тогда, как из 65 тысяч всех призванных на фронт из Ка­бардино-Балкарии в годы войны погибли и без вести пропали 40 тысяч чело­век или 61 процент. Это послужило основанием на вопрос Верховного Глав­нокомандующего Вооруженными Силами СССР И.В. Сталина командующе­му Южным фронтом Маршалу Советского Союза С.М.Буденному, как она воевала ответить, что дивизия сгорела в огне сражений. За героизм, отвагу и мужество при обороне Сталинграда многие бойцы и командиры дивизии бы­ли награждены государственными наградами, весь личный состав ее подраз­делений - медалью «За оборону Сталинграда».

   Много было воинов - балкарцев в дивизии. Не задаваясь цели расска­зать обо всех, мы попытаемся коротко остановиться хотя бы на некоторых из них, на их боевых подвигах, героических поступках.  

   Махти Таубиевич Селяев в предвоенные годы работал начальником политотдела первого Балкарского племенного совхоза, избирался секретарем Кабардино-Балкарского комитета ВКП(б). Войну он встретил в Москве бу­дучи слушателем Высшей школы партийных организаторов при ЦК ВКП(б). В 1942 г. был назначен начальником политотдела кавдивизии, активно участ­вовал в ее формировании, обучении и воспитании личного состава, всегда находился в гуще бойцов, помогал им словом и делом в трудные дни сраже­ний.

   Махти Таубиевич руководил партийной и комсомольской организа­циями дивизии, проводил большую работу по укреплению дисциплины и боевого духа коммунистов, комсомольцев и беспартийных солдат.

   В тревожные дни, когда дивизия готовилась к обороне, в дни драмати­ческих событий на Дону комиссара не покидало присутствие духа: он жил вместе с солдатами, поражая их своей неукротимой верой в победу. «На­строение дивизии хорошее - мы готовы встретиться с врагом, разбить его так, чтобы он больше не встал, - писал Махти Таубиевич своей жене. - Наш долг, долг каждого советского человека - прогнать гитлеровцев с советской земли. Чтобы выполнить этот долг, мы сейчас готовимся к бою. Все силы, а если понадобится, - и жизнь, мы отдадим за Родину».

   М.Т.Селяев погиб в годовщину Великой Отечественной войны, 22 ию­ня 1942 г. Пал смертью храбрых в первом бою, из рук вражеского десанта, с которым он встретился при возвращении из командировки в политотдел 51-й армии. Прах М.Т.Селяева ныне покоится в сел. Мартыновка Ростовской об­ласти.

   Сарбий Маштаевич Черкесов служил  в Советской Армии с конца 1941 г. В 115-й кавалерийской дивизии был комсоргом 316-го кавполка, постоянно находясь среди комсомольцев, прививал им навыки патриотизма, мужества и отваги в борьбе с врагом, своим личным примером увлекал бойцов в боях.

   Первое боевое крещение он получил 29 июля 1942 г. в боях за слободу Большая Мартыновка Ростовской области. Здесь в результате жестокой схватки с намного превосходящими силами противника полк С.М.Черкесова попал в окружение. Часть бойцов, оставив свои позиции, стала отходить. «Стойте! Ни шагу назад!» - скомандовал Черкесов, преградив путь отступавшим воинам. И сообщил им, что командир полка И.Захаров и комиссар К.Галачиев с частью кавалеристов попали в беду, необходимо их спасти. Около двух взводов под командованием Черкесова ринулись в бой и проби­лись в сад. Здесь захватили две автомашины со снарядами, используя их во всю мощь и беспощадно уничтожая вражеские силы, вскоре соединились с командиром и комиссаром полка.

   Враг атаковал со всех сторон. В кольце его блокады полк сражался героически. Уничтожив в том бою двадцать восемь фашистских танков, с на­ступлением темноты наши бойцы вырвались из окружения.

   Утро 1 августа того же года для С.М.Черкесова и его полка тоже оказалось не менее фронтовым, жестоким и беспощадным. Оно началось с того, что стальной армадой шли вражеские танки на позиции наших кавалеристов. Когда они стали подходить все ближе и ближе, загремели противотанковые пушки, заговорили пулеметы, пошли в ход гранаты. С попаданием в цель, вражеские танки загорались один за другим. Но враг упорно рвался вперед, бросая в бой все новые и новые силы. Комсорг полка Черкесов появлялся там, где складывалось особенно тяжелое положение, живым словом и лич­ным примером увлекал за собой бойцов.

   В жестоких сражениях в районе станицы Ново-Николаевской погиб командир 316-го кавполка майор Иван Захаров, были тяжело ранены комиссар Касим Галачиев, политрук Штымов. Последних двух и еще одного ране­ного комсорг Черкесов на своей спине днем протащил с поля боя в укрытие, а ночью, ориентируясь по звездам, на подводе выехал с ними на юг, на девя­тые сутки добрался до Моздока. Там поместил двух боевых товарищей в ар­мейский госпиталь, а комиссара полка Касима Галачиева доставил в Махач­калу, в стационарный госпиталь.

   Затем Сарби Черкесов воевал в боях за Кавказ, но уже в составе 39-го кавполка 11-й гвардейской казачьей кавдивизии. И здесь уничтожил немало живой силы и боевой техники противника. Достаточно сказать, что в ночном бою за село Калиновка Краснодарского края 28 января 1943 г. Сарби Черке­сов и его однополчане уничтожили около 100 и взяли в плен 140 гитлеров­цев, захватили 118 автомашин с боеприпасами. Они освобождали города и села на Ставрополье, в Прикубанье, в феврале 1944 г. участвовали в разгроме корсунь-шевченковской группировки противника.

   После успешного форсирования Южного Буга заместитель командира полка по политической части майор Н.А.Марченко в марте 1944 г. представил старшего лей­тенанта С.М.Черкесова к званию Героя Советского Союза, написал о нем статью «Верный сын Кабардино-Балкарского народа С.М.Черкесов – Герой Отечественной войны. Статья была опубликована, сорок шесть лет спустя, в 1990 г. Высшая награда Отечества отважному воину репрессированного балкарского народа осталась неприсвоенной.

   За боевые заслуги перед Родиной С.М.Черкесов награжден орденами   Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-194 гг.».

   Отец Сарбия Маштай Байкулович Черкесов, активный участник партизанского движения в Кабардино-Балкарии, также награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» II степени.

   Боец 3-й батареи 104-го конноартиллерийского дивизиона А.К.Рахаев свое боевое крещение принял 29 июля 1942 г. под Немецко-Потаповским Ростовской области. «Бой был неравным, немцы ценой больших потерь за короткий срок смяли нашу батарею, - вспоминал об этом А.К.Рахаев. - Из боя удалось выйти лишь нескольким бойцам и то по счастливой случайности…

   ... В этом жестоком первом бою воинами нашей батареи были подбиты 9 танков и бронемашин...».  

   В том бою боец Рахаев вынес из окружения знамя 104-го артдивизиона и передал его в штаб своей дивизии. В другом бою, просочившись со своими товарищами в тыл немцев, вывел неповрежденную пушку в конной упряжке, весь расчет которой погиб во  время боя.

   В следующем бою, когда немцы вышли в тыл штаба артдивизиона, он заметил убитого пулеметчика и в течение 20 минут сдерживал натиск врага. Гитлеровцы вынуждены были отступить с большими потерями. За этот подвиг Ачах Рахаев был награжден медалью «За отвагу».

   Однажды группа разведки во главе с А.К.Рахаевым неожиданно наткнулась на взвод немецких солдат, которые подбирались к переднему краю нашей обороны. Разведчики подпустили немцев совсем близко, открыли по ним огонь из автоматов и обратили их в бегство. Тогда на поле боя остались 13 убитых и раненых немецких солдат.

   А.К.Рахаев в рядах 115-й кавдивизии оборонял подступы к Сталинграду, в составе 4-го кавкорпуса под командованием генерала Шапкина участ­вовал в уничтожении вражеской группировки под Сталинградом. Он стал командиром первого расчета минометной батареи 146-го артиллерийского минометного полка 14-й гвардейской кавдивизии 7-го гвардейского кавкорпуса. Трудными дорогами войны, отстаивая честь и независимость своей Ро­дины, Ачах дошел до Берлина.

   Ему, сержанту А.Х.Рахаеву, доблестному воину Красной Армии, участнику боев с немецко-фашистскими захватчиками, сражавшемуся в рядах войск 2-го Белорусского фронта, неоднократно отмеченному благодарностя­ми, приказами Верховного Главнокомандующего, Восточный совет фронта вручил благодарственное письмо, как память о Великой Отечественной вой­не. Оно было подписано командующим войсками 2-го Белорусского фронта Маршалом Советского Союза К.Рокоссовским и членом Военного совета фронта генерал-лейтенантом Н.Субботиным.

   В партийной характеристике, данной Рахаеву партийной организацией, отмечалось: «А.Х.Рахаев - член ВКП(б) с июля 1943 года. За время пребывания в полку показал себя дисциплинированным младшим командиром, смел и отважен в бою, за что награжден орденом Красной Звезды и медалями».

   Магомет Каншаувич Залиханов в 19 лет командовал отделением разведки 316-го полка 115-й кавдивизии, боевое крещение принял 29 июля 1942 г. на Дону, в районе слободы Большой Мартыновки, на берегу реки Сал. Храбрый разведчик четко и смело выполнял ответственные боевые задания.

   Во время одной из ночных разведывательных операций под Москвой, восточнее Вязьмы он получил тяжелое ранение и попал в госпиталь. После излечения опять вернулся в свою часть, участвовал в форсировании Днепра и Одера, освобождал Орш, Смоленск, Минск,  Молодечно, Восточную Пруссию, Белосток, в 1945 г. с боями дошел до Берлина. День Победы М.К.Залиханов встретил в столице Чехосло­вакии  Праге.

   В 1944 году сержант Магомет Каншауович Залиханов был представлен к званию Героя Советского Союза, но будучи представителем репрессированного балкарского народа он не получил эту высокую награду. За активное участие в Великой Отечественной войне был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

   «На полях сражений с немецкими захватчиками он всегда показывал пример, воодушевляя бойцов на подвиги, - писал о М.О.Баваеве бывший его командир Романовский. - Как-то подразделение, в котором находился Баваев, попало в окружение. Он взял на себя командование, вывел бойцов из окружения и присоединился к своей части. Будучи старшиной, бесперебойно снабжал подразделение боеприпасами и продовольствием, не считаясь ни с какими трудностями...».

   Масхут Огурлиевич Баваев, младший командир 297-го полка 115-й кавдивизии, был секретарем партийной организации минометной батареи. Храбрый воин, умелый воспитатель, добрый товарищ служил примером бойцам, в бою всегда оказывался впереди.  

   30 июля 1942 г. Баваев с командиром батареи и расчетом станкового пулемета зашли во фланг гитлеровцев, преградив им путь к наступлению, заняли удобные огневые позиции на подступах к хуторам Пробуждение и Гриценов. На следующий день, когда всего несколько десятков метров отделяло немцев от нашей позиции, Масхут подал команду «Огонь!». Первые же вы­стрелы скосили немало фашистов. Оставшиеся в живых падали, пытаясь от­ползти в укрытие или отступить назад. Но это удалось далеко не всем из них. Здесь, на берегу извилистого Сала в числе уничтоженных оказались крупно­калиберный пулемет с расчетом и одиннадцать немецких солдат, немецкий танк, подбитый Масхутом Баваевым из ПТР. Это только один эпизод из ряда ожесточенных атак, отбитых минометчиками за день и заставивших врага от­ступить.

   За боевые заслуги М.О.Баваев награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и др. Он так же неоднократно поощрялся благодарностями от командования.

   В Кабардино-Балкарском государственном архиве хранится документ, адресованный обкому ВКП(б), Президиуму Верховного Совета КБАССР, Совету Народных Комиссаров. Поздравляя с освобождением республики от не­мецко-фашистских захватчиков, командир 4-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенант Шапкин, заместитель командира кавкорпуса по политчасти полковник Степаненко и начальник политотдела подполковник Чиковани пи­сали: «Мы счастливы доложить кабардино-балкарскому народу, что его сы­ны достойно, доблестно и храбро защищают нашу Советскую Родину. Ваши горные орлы под славными знаменами 115-й кавалерийской дивизии в огне жестоких оборонительных боев летом 1942 г. дрались мужественно и стойко. На равнинах Придонья они отражали бронированные удары танковой группы Киейста, на берегах извилистого Сала они бились с кавалерией врага. Как молнии сверкали их клинки над головами фашистов в калмыцких степях. В схватках с лютым врагом храбрые кабардино-балкарцы всегда сохраняли священную верность народу и беспредельную преданность Родине...».

   Далее в документе приводятся примеры мужества и отваги кабардино-балкарских джигитов. «В одном ожесточенном наступательном бою дзоты немцев не давали ходу нашим конникам, - писала газета «Социалистическая Кабардино-Балкария» тех дней. - Фашистские пулеметы заливали свинцом всю окрестность. Атака нашей части сначала было захлебнулась. В это время над рядами залегших бойцов поднялся младший политрук Абдул Гызыев. С кличем «За Родину, за родной Кавказ!» он помчался вперед на ожесточенный огонь врага. Пуля пробила ногу, но это не остановило героя. Он пробрался к вражескому дзоту и гранатами уничтожил пулемет и фашистских пулеметчиков. Следом за ним устремились вперед бойцы и полностью уничтожили вражеский гарнизон.

   Пример мужества и стойкости минометчик, комсомолец А.А. Гызыев показал и в последнем бою, подняв группу бойцов в атаку. Несмотря на тяжелое ранение, он продолжал вести огонь, зажав рукой рану. А когда получил второе ранение, залег, не прекращая огня. Так и не ушел в тыл. Отважно сражаясь с ненавистным врагом и оставаясь до последнего дыхания в рядах защитников Сталинграда, балкарец А.А.Гызыев погиб как герой. Так же храбро бился с врагом бывший инструктор Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б), председатель парткомиссии дивизионного политотдела политрук Хажиби Байчаевич Мисиров. В одном из боев он уничтожил гитлеровского офицера, расчет станкового пулемета и несколько вражеских солдат, двум раненным бойцам дивизии оказал первую помощь. А когда выбыл из строя командир полка, Мисиров помог комиссару руководить боем. З проявленный героизм и отвагу в боях Мисиров в числе 50 бойцов и командиров 115-й кавдивизии был награжден орденом.  


Copyright MyCorp © 2020